Архив

Архив раздела ‘Виски’

Коктейль с обложки

 

 

Московский Delicatessen входит в 50 лучших баров мира. Он славится теплой, домашней атмосферой и иключительными коктейлями, которые отличаются общим стилем:

1. Известный классический рецепт в качестве отправной точки
Коктейли, проверенные временем и дожившие до наших дней, сумели зарекомендовать себя среди тысяч любителей и являются прекрасным источником вдохновения и основой для создания нового рецепта.

2. Новое – это хорошо забытое старое
Коктейли в бутылке, старинные рецепты, антикварная посуда… Все прошлое миксологии сегодня находится в полном распоряжении барменов Delicatessen.

3. Ингредиенты и разные «секретики» домашнего приготовления
Они помогают создать  уникальный и неповторимый коктейль. Кроме того, в Deli особое внимание уделяется разработке собственных рецептов настоек и наливок, которые подают не только в чистом виде, но и в составе коктейлей.

4. Стильная подача, с изящным украшением.

5. Друзья-дегустаторы оценивают новые коктейли, делая ценные замечания. Критика всегда конструктивна.

 

Рецепт с обложки

«АЙ-САУЭР»

Виски Dewar’s, настоянный на айве* — 50 мл

Ревеневый ликер — 25 мл

Лимонный сок — 20 мл

Cахарная пудра — 1 ч.л.

Яичный белок — 10 мл

  1. Взбить в шейкере все ингредиенты со льдом.
  2. Отфильтровать в бокал рокс, заполненный кубиками льда.
  3. Украсить черешней.

 

*Скотч на айве

Айва — 1 кг
Гвоздика — 5 штучек
Лимонный сок — 50 мл
Сахар — 1 кг
Шотландский виски Dewar’s White Label

Варенье из айвы
1.Вымыть айву и снять с нее кожуру. Разрезать пополам и вытащить сердцевины. Залить кожуру и сердцевины водой так, чтобы очистки были полностью покрыты жидкостью. Поставить на огонь и довести до кипения. Варить в течение 15-20 минут.
2. Отмерить 300 мл отвара и добавить в него сахар (1 кг), приготовить сироп.
3. Айву разрезать на 16 долек и залить этим сиропом. Добавить гвоздику и лимонный сок. Поставить на огонь. Довести до кипения. Дать остыть и накрыть крышкой. Оставить на ночь. На следующий день поставить на медленный огонь и варить, пока айва не покраснеет.

Айвовый сироп
1. Слить сироп из варенья в отдельную посуду. (Его используют для приготовления коктейлей.) А цукаты используются для наливки.

Наливка
1. Заполнить бутыль цукатами из айвового варенья. Залить шотландским виски так, чтобы он полностью покрыл цукаты.
2. Выдержать 2-3 недели.
3. Профильтровать перед употреблением. (Цукаты можно будет залить скотчем еще раз).

 

Enregistrer

Enregistrer

Enregistrer

Enregistrer

Enregistrer

ХЕМИНГУЭЙ И ФИЦДЖЕРАЛЬД: ДРУЖБА, СОПЕРНИЧЕСТВО И МНОГО ВИСКИ

 

Хемингуэй и Фицджеральд подружились в Париже в 1925 году. Творческие амбиции и алкоголь были их общими точками соприкосновения. В остальном они были полной противоположностью.


Они были настолько разными, насколько два человека могут отличаться друг от друга. Но у них были общие точки соприкосновения: алкоголь и творческие амбиции. Это сближало их, заставляя одинаково мыслить и чувствовать, хотя и выражали они это по-разному.

Впервые они встретились в 1925 году в Париже, в «Динго баре» в квартале Монпарнас. Скотт пребывал на вершине своей ранней славы. Он заказал бутылку шампанского и источал восторги по поводу последних произведений своего нового друга. Но Хемингуэю эта встреча пришлась не слишком по вкусу, поскольку он испытывал адовы муки, публикуя свои первые новеллы, и считал себя еще неспособным написать хоть какой-то приличный роман. Это преждевременное восхищение казалось ему неуместным.

В противоположность ему, Скотт Фицджеральд уже был признанным писателем, с ореолом славы от романа «По эту сторону Рая», и к тому же он активно работал над «Великим Гэтсби». Кстати, Скотт прочел Эрнесту эту свою рукопись несколько дней спустя на террасе «Клозери де Лила» после пары стаканчиков виски с содовой.

 

Парижский «Динго бар» в квартале Монпарнас. Сегодня на его месте находится итальянский ресторан «Оберж де Вениз».


Фрэнсис Скотт Кей Фицджеральд родился в 1896 году в семье мелкого буржуа из Сент-Пола, столицы штата Миннесота. Свое тройное имя он получил в честь дальнего родственника, написавшего слова Национального гимна Америки.

Фицджеральд был самодовольным и гордым, но в общении мог быть приятным, очаровательным и шутливым. Он становился невыносимым, когда пил, а пил он постоянно. Наряду с виски, Фицджеральд особенно любил «Джин Рики» (газированная вода, джин и лайм), думая, что после этой смеси от него не будет пахнуть алкоголем.

В действительности, невзирая на все поглощаемые «Джин Рики» и виски с содовой, Скотт Фицджеральд всю жизнь чувствовал себя инопланетянином, которому не было места среди обычных людей. Во время учебы в престижном Принстонском университете, быстро рассорившись с другими студентами, он стал мечтать о жизни, полной славы и успеха. Он писал с самого детства, в частности, сочинял стихи. Его роман «По эту сторону Рая», изданный в 1919 году, выдвинул его во главу новых американских писателей. По иронии судьбы, его первый роман оказался его последним выдающимся успехом.

В молодости Скотт был бедным, но многообещающим, что помогло ему жениться на Зельде Сейр, которую называли «первой холостячкой Америки». Но 1919 год стал также годом введения в Соединенных Штатах сухого закона, поэтому Скотт Фицджеральд поспешил покинуть страну, в которой не мог отпраздновать свой успех ни достойно, ни легально. Итак, вместе с Зельдой он отплыл в Европу, где в парижском «Динго Баре» было положено начало его дружбы с Хемом.

 

Скотт и Зельда

 

 

СКОТТ и ЗЕЛЬДА: ЛЮБОВНИКИ-КОНКУРЕНТЫ

Отношения между Скоттом и Зельдой всегда были странными. Отношения, отмеченные алкоголем, литературой и безумием. Зельда поочередно стремилась стать то балериной, то романисткой, пока не стало ясно, что она страдала шизофренией. Когда, наконец, Зельда опубликовала свой роман «Спаси меня, вальс», Скотт был возмущен, увидев в нем эпизоды из собственной жизни, но забыл, что поступил точно так же в романе «Ночь нежна». Так, с большой долей соперничества, и существовала эта пара, мирившаяся с помощью спиртного. Впрочем, ненавидевший Зельду Хемингуэй говорил, что она радовалась, когда Фицджеральд пил, ибо знала, что наутро он не сядет писать.

Легендарная пара, Скотт и Зельда, присутствовала на всех праздниках: от Нью-Йорка до Итальянской Ривьеры, включая Париж и Лазурный Берег.

Ранний успех обрушился на их неокрепший разум подобно шампанскому, переполняющему бокал и растекающемуся по скатерти.

Каждый в своей жизни переживает возраст, когда все кажется легкодоступным и вечным. Шампанское помогает продлить такие моменты. Но послевкусие от этого становится лишь более жестким.

 

ЭРНЕСТ И СКОТТ: ГОРЬКАЯ ДРУЖБА

Дружба Эрнеста и Скотта была такой настоящей, какой только может быть дружба двух мужчин, противоположных во всем. Скотт подчеркивал, насколько значима была для него дружба Эрнеста. А Хем ценил помощь  Скотта, в частности, когда тот посоветовал ему переписать начало его первого романа «И восходит солнце».

Но это была дружба, пропитанная цинизмом и горечью. Каждый из них завидовал другому в том, чего ему недоставало. Одному – силы, другому – особой чувствительности. Хемингуэй любил бокс, ибо он позволял ему свести счеты с (бывшими) друзьями. Фицджеральд рассматривал его лишь как возможный способ самоубийства. Будучи восходящей звездой, Хемингуэй накапливал успехи, заявляя о себе как о выдающемся писателе ХХ столетия. Скотт писал романы, остававшиеся непонятыми для публики, продажи которых падали, что неумолимо вело его от неуспеха к неуспеху, но, в то же время, от шедевра к шедевру. От «Великого Гэтсби» до «Ночь нежна», он оставил нам выдающееся литературное наследие, где разочарование соседствует с детской наивностью, а ожидания от жизни – с разбитыми надеждами.

 

«Жизнь – это коллекция несчастных случаев», - сказал однажды Фицджеральд, что полностью оправдалось в его дальнейшей судьбе.

 

ЖИЗНЬ КАК РОМАН

Безумие Зельды проявилось в 1926 году. Скотт умер вследствие сердечного приступа, заставшего его у любовницы, в возрасте 44 лет. Ему приписывают такую фразу: «Жизнь – это коллекция несчастных случаев». Нельзя сказать, что он был неправ, особенно по отношению к свой собственной судьбе. Зельда пережила его на восемь лет и погибла во время пожара в психиатрической больнице.

«Эрнест обладает всеми возможностями, дарующими успех, а я – всеми теми, которые ведут к провалу», — сказал Фицджеральд незадолго до смерти. Впрочем, его произведения остаются удивительно современными и живыми.

Журналы того времени любили сравнивать судьбу этих двух литературных гигантов с боксерским поединком. Поединком, в котором Хемингуэй постоянно отправлял Скотта в нокдаун, но тот упорно поднимался. Но для тех, кто любит литературу, между Хемингуэем и Фицджеральдом нет победителя, так как не было и поединка. Оба они были великими, поскольку их жизнь походила на их романы. Чем нас продолжают восхищать и Хемингуэй и Фицджеральд? Тем, что они не лгали. Они сами были героями своей жизни. Они жили так же, как их герои. Они страдали, пили и любили в точности так же, как жили, любили и страдали их персонажи. И, разумеется, каждый из них умер, как герой собственного романа.

 

«Роб Рой» (скотч, красный вермут и биттеры) – это одновременно аутентичный и утонченный напиток. Крепкий и изысканный. Можно сказать, Хем и Фицджеральд в одном бокале. Кстати, по утверждению Грегорио Фуэнтоса (капитан, повар и бармен Хема на его лодке «Пилар») Dewar's был одним из любимых виски писателя.

 

 

ПИТЬ ВИСКИ ТАК, КАК ЭТО ДЕЛАЛ ХЕМИНГУЭЙ

Хем, как и Фицджеральд, пил виски многими способами, чтобы разнообразить получаемое удовольствие. Виски с содовой  был одним из их любимых напитков. Именно под виски с содовой Фицджеральд прочитал Хему рукопись «Великого Гэтсби» на террасе кафе «Клозери де Лила».

Рецепт: перемешать в бокале хайбол, заполненном льдом, шотландский виски Dewar’s и содовую по вкусу.

 

Виски – это самый упоминаемый спиртной напиток в книгах Хема. Когда писатель под конец своей жизни окончательно перебрался в Америку, и врачи запретили ему пить, он тем не менее позволял себе стаканчик-другой Скотча с лаймом. Этот способ употребления виски он позаимствовал у коктейля «Дайкири» и у местных жителей карибских островов, которые прежде чем выпить ром, отжимают в него сок лайма.

Рецепт: в бокал рокс положить несколько кубиков льда, отжать сок из половинки лайма и опустить в бокал кожуру, добавить шотландский виски Dewar’s (60 мл), перемешать.

 

Наконец, коктейль «Роб Рой» объединяет излюбленные напитки Хема: красный итальянский вермут и скотч.

«Роб Рой» – это аутентичный и в то же время утонченный напиток. В некотором роде: Хем и Фицджеральд в одном бокале.

Рецепт: в смесительном стакане перемешать со льдом виски Dewar’s 12 y.o. (50 мл), красный итальянский вермут (25 мл), дэш Ангостуры и дэш апельсинового биттера. Отфильтровать в охлажденный коктейльный бокал.

 

Читать все посты из Саги «Хемингуэй. Жизнь и напитки»:

ПОСТ 1: «ХЕМИНГУЭЙ И БАКАРДИ. ДВА ГИГАНТА НА ОДНОМ ОСТРОВЕ»

ПОСT 2: «НЕ СПРАШИВАЙ ПО КОМ ЗВОНИТ ШЕЙКЕР. ОН ЗВОНИТ ПО ТЕБЕ»

ПОСТ 3: «ХЕМИНГУЭЙ В ВЕНЕЦИИ. ОХОТА НА УТОК И КОКТЕЙЛИ»

ПОСТ 4: «ХЕМИНГУЭЙ. АМЕРИКАНО В ИТАЛИИ»

ПОСТ 5: « ПАРИЖСКИЕ БАРЫ ХЕМИНГУЭЯ »

ПОСТ 6: « ХЕМИНГУЭЙ И ФИЦДЖЕРАЛЬД:  ДРУЖБА, СОПЕРНИЧЕСТВО И МНОГО ВИСКИ »

ПОСТ 7: ОПАСНАЯ ФИЕСТА. По стопам Хемингуэя в Испании

 

ЖИЗНЬ ПО СУХОМУ ЗАКОНУ

 

АБСУРДНЫЕ ЗАКОНЫ, К СЧАСТЬЮ, ИМЕЮТ СВОИ ПРЕДЕЛЫ, НАТАЛКИВАЯСЬ НА ТРУДНОСТИ С ИХ ПРИМЕНЕНИЕМ. В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ АМЕРИКАНСКОГО СУХОГО ЗАКОНА, ПОЛИЦЕЙСКИЕ БОЛЬШЕ НЕ СПРАВЛЯЛИСЬ С ВОЗЛОЖЕННОЙ НА НИХ ЗАДАЧЕЙ, А СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ И САМИ НЕРЕДКО ПРОВОДИЛИ В СПИКИЗИ. СЕГОДНЯ Я ПРЕДЛАГАЮ ВАМ УВЛЕКАТЕЛЬНУЮ ИСТОРИЮ ВИСКИ BALLANTINE’S ТЕХ ВРЕМЕН, КОТОРАЯ МОГЛА БЫ ПОСЛУЖИТЬ СЮЖЕТОМ ДЛЯ ФИЛЬМА.

 

 

Во времена сухого закона шотландской компанией «Баллантайнс» руководил харизматичный человек по имени Джеймс Беркли. Говорят, что однажды, уже после отмены 18-й поправки к Конституции, кто-то усомнился в правдивости его рассказов об опасных годах сухого закона: контрабанде, погонях и перестрелках. Тогда Беркли снял рубашку и показал свою спину. Вся она была покрыта шрамами.

Беркли посвятил всю свою энергию, силы и бесстрашие продвижению Ballantine’s на мировом рынке. По мере того, как Европа втягивалась в кризис и рушилось господство Британской империи, Америка оставалась последней надеждой мира. Но была одна проблема – сухой закон. С риском для жизни Беркли сумел организовать продажи Ballantine’s в Америке, наладив его поставки к границе США: в Манитобу в Канаде и в Нассау на Багамах. Действуя на грани закона, он сделал Ballantine’s одной из наиболее символичных марок виски начала 1930-х годов. Среди его американских партнеров самым важным был Чарли Бернс из знаменитого нью-йоркского «Клуба 21». Это заведение было самым известным спикизи в истории. Читать полностью

Jack Daniel’s: Генетический код Америки

 

Вы можете проехать Соединенные Штаты с востока на запад, с севера на юг, по автомагистралям и узким дорогам, притормаживая у всех баров, подвернувшихся вам на пути. И в каждом из них на почетном месте вы обнаружите достойный ассортимент лучших виски, производимых в Америке. Вы увидите виски из Теннесси, бурбоны и еще – ржаной виски, одно время почти исчезнувший, но вновь обретающий популярность среди широкой публики. Американцы, более чем когда-либо, остаются верны своему виски: полнотелому, уютному, согревающему, ванильному, пряному, щедрому, маслянистому, бодрящему, живительному, короче, собравшему все эпитеты, применимые как к бару, где его подают, так и к самому напитку.

Читать полностью

Chanel 5 или Chivas 18 ?..

Духи и спиртные напитки: общее наследие

Говоря о духах и спиртных напитках, мы вступаем в мир роскоши. Во вселенную вещей, которые кажутся столь же бесполезными для тела, сколь необходимыми для души. Да, спиртное и духи так же далеки от хлеба и воды, как смокинг от звериной шкуры, а «Феррари» от вьючного животного.

Чем мы были бы без понятия о роскоши? Духи заключают в себе память, мечту, образ. Они, словно взглядом, обволакивают женщину и придают смысл ее повседневной жизни. Высокий спиртной напиток, со своей стороны, ласкает чувства и сосредотачивает в одном бокале лучшее из того, что могут предложить нам человек и время.

Наконец, и алкоголь, и духи – это результат поисков возвышенного, что, собственно, и отличает человека от животного.

Памятник перегонному аппарату в городе Грассе (Франция) – мировом центре духов.

Духи и спиртные напитки имеют общее происхождение. Они восходят к искусству перегонки, изобретенному древними египтянами для производства бальзамов, которое затем было подхвачено арабами для извлечения аромата роз. Впоследствии перегонка была доработана средневековыми алхимиками, искавшими аквавиту, дарующую вечную жизнь. Искусство перегонки достигло совершенства после европейского Возрождения вместе с появлением величайших ароматов и выдающихся спиртных напитков, сопровождающих нас по сей день.

Читать полностью

Колин Скотт, Мастер-блендер дома «Chivas Brothers»

Mr Colin Scott. Photo Chivas.

Можно подумать, что он вечен. Его подпись красуется на стольких бутылках Chivas Regal, что в какой-то степени он действительно будет принадлежать бесконечности. Колин Скотт оставил свой след в истории Chivas Regal и в равной степени был отмечен этой историей, сопровождая напиток в его стремительном взлете к мировым вершинам.

В 1989 году он был назначен мастером-блендером дома «Chivas Brothers» после 16-летнего обучения у своего предшественника. Да и сам Колин родился в семье, три поколения которой работали в области производства виски. Он подошел к профессии с элегантностью и талантом. «Виски, – говорит он не без юмора, – лучшее шотландское изобретение, превзошедшее телефон и телевидение».

Виски – напиток человеческого измерения, и знатоки хотят быть в курсе того, кто непосредственно причастен к изготовлению их любимого напитка. Для них Колин Скотт, несомненно, стал первым публичным мастером-блендером в истории виски. За 30 лет своей карьеры он посвятил немало времени поездкам по всему миру. И в мире не осталось столицы, где бы он не встретил неравнодушных людей, барменов и других профессионалов. С бокалом чудесного виски Chivas Regal в руке, они выслушали видение Колина, поняли его восприятие виски и почувствовали, как можно достичь гармонии, смешивая между собой роскошные односолодовые сорта. «Я предпочитаю мелодию, составленную из разнообразных ароматов, одному, пусть и уникальному вкусу».

Колин увлеченно говорит о 12-летнем виски Chivas Regal: «Когда вы дегустируете образцы, то сразу можете сказать, да или нет. В купаже Chivas «может быть» категорически отсутствует».

А вот что он рассказывает о виски 18-летней выдержки Chivas Regal Gold Signature, который он создал в 1996 году: «18-летний виски – это не 12-летний виски, выдержанный дополнительно шесть лет. Он отличается абсолютно другой архитектурой».

Еще одно творение Колина Скотта – это Chivas Regal 25 y.o. – грандиозный виски, отличающийся исключительным богатством, представляющий собой квинтэссенцию самых редких виски дома «Chivas Brothers» и, без сомнения, шедевр Колина, который замыкает линейку класса супер-премиум.

Сами братья Чивас, наверное, еще не употребляли слово «премиум». Но, открыв в 1801 году в Абердине свой роскошный бакалейный магазин, Джеймс и Джон Чивасы уже мечтали о создании купажированного виски высшего качества, то есть, премиум, полученного на основе редчайших сортов виски долгой выдержки, придающих купажу особенный мягкий вкус. Эта идея о богатом и сложном виски воплотилась в их первом купаже, а затем, благодаря их мастерам-блендерам, сопровождала всю историю дома.

Колин Скотт с его преданностью традициям и собственным видением будущего остается лишь стражем стабильности, качества и вкуса дома «Chivas Brothers».