Архив

Архив раздела ‘Бармены-легенды’

Harry McElhone «Когда я вырасту, я стану барменом»

«Когда я вырасту, я стану барменом», – говорил маленький Гарри. «Худшая из ошибок – это не замечать работающих рядом с вами людей», – говорил уже взрослый Гарри МакЭлхон, ставший хозяином собственного бара.

Вначале Гарри трудился барменом в отеле «Плаза» в Нью-Йорке, потом – в городском казино в Ницце и Довилле, затем – в лондонском «Сиро’с». Наконец, в 1923 году он стал владельцем бара на улице Дону в Париже, получившего название «Гарри’с Нью-Йорк бар».

Этот уютный и гостеприимный, обшитый деревом бар с тех пор ничуть не изменился. Он идеально расположен в квартале Парижской оперы. Кстати, в 1925 году в нем впервые в Европе стали подаваться хот-доги. Гарри МакЭлхон основал здесь передовую лабораторию по разработке новых коктейлей. Именно в его баре была создана «Обезьянья железа» и, может быть, «Кровавая Мэри». Сегодня здесь продолжают подавать качественные коктейли американской клиентуре, как будто в мире с тех пор ничегошеньки не изменилось.

Источник: «Библия бармена»

Джерри Томас «Профессор»

Для завсегдатаев баров того времени заполучить коктейль лично от Джерри Томаса означало примерно то же, что сегодня – SMS от Анджелины Джоли. Потому что Джерри Томас был не только первым в истории миксологом, но и самой настоящей звездой, которую журналисты встречали на выходе с корабля. В 1863 году, будучи управляющим баром в «Западном Отеле» Сан-Франциско, Джерри Томас получал в неделю 400 долларов, то есть больше, чем вице-президент Соединенных Штатов.

В наше время Джерри Томас, прозванный «Профессором», считается родоначальником всех барменов. Он ввел коктейли в современную эпоху. Кем бы мы ни были – барменами, клиентами или журналистами, – за стойкой бара в предвкушении коктейля мы все превращаемся в детей Джерри Томаса.

Жизнь Джерри Томаса заслуживает пера Джека Лондона и Германа Мелвилла вместе взятых. Он родился в 1830 году. Служил простым матросом, плавая под парусом вокруг света, затем в 1849 году, осев в Сан-Франциско, попытал счастья на золотых приисках. Ему сопутствовала удача. Добытые средства позволили ему открыть бар для шикарной публики. Он находился в том здании, где сегодня размещается редакция нью-йоркской «Геральд Трибюн».

Джерри Томас умер в 1885 году, всего 55 лет отроду. Но он прожил столь богатую событиями жизнь, что ее хватило бы на десятерых.

 

(Текст из «Библии бармена»)

Categories: Бармены-легенды Tags:

Гарри Джонсон «The Greatest»

О Гарри Джонсоне мало что известно, хотя он и оставил, вероятно, самый заметный след в барной культуре. Гарри Джонсон начал работать в Сан-Франциско, затем открыл бар в Чикаго, который сделался одним из наиболее известных в Соединенных Штатах. Его бар сгорел в октябре 1871 года во время страшного пожара, опустошившего город за два дня. Этот пожар Соединенные Штаты запомнили, как одну из самых тяжелых катастроф XIX столетия. Разоренный дотла, Гарри Джонсон начал новую жизнь. Вначале он работал в нескольких гранд-отелях, а затем путешествовал по всему миру, особенно по Европе, приобщая профессионалов к тайнам смешивания напитков. Гарри Джонсон представлялся как «преподаватель искусства содержания бара» и посвятил свою жизнь распространению знаний.

Педантичный, точный, чрезвычайно строгий, он был настоящим прототипом профессионального бармена. Все свои знания он вместил в «Учебник бармена Гарри Джонсона» («Harry Johnson’s Bartender’s Manual»), который по своему содержанию и качеству признан наиболее значительным произведением, когда-либо написанным для профессионалов бара. В наше время цена первого издания этой книги (1882 год) с легкостью взлетает выше 3000 долларов, если, конечно, вам посчастливится его найти.

Подобно Анри Матиссу, самостоятельно анализировавшему свое творчество, Гарри Джонсон был первым и лучшим обозревателем профессии бармена. Его советы остаются и в наше время удивительно актуальными.

 

(Текст из «Библии бармена»)

Categories: Бармены-легенды Tags:

Константе Рибалаига El Rey de los Coteleros (Король коктейлей)

Когда в райском уголке – легендарном баре «Флорида» на Кубе – собирался весь мировой бомонд и заказывали «Дайкири», то краешком глаза следили, чтобы коктейль готовил лично Константе. Цена от этого не менялась, но качество оказывалось на порядок выше!

Родившийся в Каталонии и поступивший на службу во «Флориду» в 1914 году, Константе-волшебник, Константе-король коктейлей, Константе-властелин «Дайкири», был единогласно избран своими собратьями по профессии, знаменитыми «кантинеро», самым выдающимся барменом Кубы. То есть, для того времени, – и всего мира. Его напор, его профессионализм и, в особенности, исключительное умение готовить неподражаемые «Замороженные Дайкири», помогли ему в 1918 году сделаться владельцем «Флориды», которую он в 1940 году переименовал во «Флоридиту», и превратить ее в одно из наиболее модных заведений планеты. Константе умер в 1952 году на вершине славы.

(Текст из «Библии бармена»)

Франк Мейер. Друг, который желает вам добра

Frank Meier of the Ritz Bar, is a Bartending legend. Image circa 1930

«Когда я воображаю себе загробную жизнь, дело всегда происходит в «Ритце»», – говорил Хемингуэй. И можно добавить: «с Франком Мейером, подающим коктейль!».

Франк Мейер принадлежит к узкой касте великих барменов, которые священнодействовали во Франции начиная с 1920 годов – в золотой век коктейлей. Родом из Австрии, Франк Мейер был управляющим баром «Камбон» в отеле «Ритц» с момента его открытия в 1921 году. Он царил над «Ритцем» и самой роскошной парижской клиентурой вплоть до самой свой смерти в 1947 году.

Многие его творения, такие, как «Биз Низ» (Bee’s Knees) или «Роял Хайбол» (Royal Highball), в несколько измененном виде, остались потомкам. Но кроме того, он первым ввел в работу бармена психологические нюансы. Именно ему принадлежат ставшие знаменитыми слова: «Бармен должен быть химиком, физиологом и психологом».

В наши дни трудно представить себе ауру великих барменов прежних времен. Вот, в частности, что писал в 1946 году американский журналист Лашес Биб о Франке Мейере и баре «Камбон»: «Франк Мейер был шеф-барменом в знаменитом парижском баре «Ритца» в Золотую эпоху начала двадцатых годов. В то время такие бары, как «Джо Зелли’с», «Гарри’с Нью Йорк бар» и мужской бар на той стороне отеля «Ритц», что выходит на улицу Камбон, были наиболее известными питейными Тадж Махалами мира. Каждый трансатлантический лайнер выплескивал на французский берег толпы богатых и иссохших от жажды янки, полных обесцененных франков, а Франк из «Ритца» был чем-то вроде международно признанного короля барменов, и в самом деле, приятным, великодушным и понимающим другом для тысяч американцев. В «Ритце» не было ничего ни дешевого, ни народного, не было перхоти на утренних жилетах посетителей, среди которых был король Испании, принц Уэльский и русские Великие князья, жившие в изгнании в Париже».

В качестве наследия Франк Мейер оставил нам небольшую книгу «Искусство смешивания напитков» (The Artistry of Mixing Drinks), вышедшую тиражом всего 1300 экземпляров, за которую бармены всей планеты яростно бьются на аукционах.