Архив

Архив раздела ‘Храмы миксологии’

Храбрый коктейль «Кураж»

 

В 1626 году голландские первооткрыватели выкупили у индейцев остров Манхэттен за скромную плату, эквивалентную 24 долларам и состоящую в основном из разных безделушек. Это произошло неподалеку от того места, которое теперь называется Уолл Стрит (а тогда носило имя Вааль Страат). С тех пор ставки на Уолл Стрит поднялись, но принципы остались прежними.

Кровавая Мэри

Кувшин с "Кровавой Мэри"

«Кровавая Мэри» заключает в себе яд и противоядие. Если коктейль приготовлен должным образом, из качественной водки и хорошего томатного сока и грамотно приправлен, то это настоящий деликатес. В противном случае он быстро начинает напоминать холодный суп, забытый в столовой дома престарелых.

История этого коктейля достаточно противоречива. В парижском «Гарри’с баре» утверждают, что в 1921 году его рецепт изобрел их бармен Фердинанд Пит Петио. Он назвал коктейль «Ведро крови» (Bucket of Blood). Но данный коктейль не упоминается ни в одном из сборников, выпущенных «Гарри’с баром» с 1923 по 1930 год. В то же время в 1964 году сам Пит Петио в журнале «Нью-Йоркер Мэгэзин» подтвердил, что он был вдохновлен рецептом одного нью-йоркского бармена и добавил к смеси водки с томатным соком различные пряности. Читать полностью

Старомодный с табаком

«Старомодный» начал свою жизнь под простым названием «Виски коктейль». Однако в 1895 году его способ приготовления (смешанный и поданный в том же самом стакане) посчитали устаревшим, и коктейль был переименован. В 1839 году английский писатель Фредерик Марриет сказал, что большинство любителей коктейлей «не выпускают сигару изо рта». В память об этой благородной традиции мы сдабриваем наши «Старомодные» разными табачными биттерами домашнего приготовления.

Выдержка из карты лондонского бара Hawksmoor

Шаф Мансур готовит «Старомодного с табаком», бар Hawksmoor, Лондон.

Представленный ниже рецепт «Старомодного с табаком» (Tobacco Old Fashioned) позаимствован в лондонском баре «Хоксмур». Он сочетает доведенный до предела классицизм с той капелькой безумия, которая отличает выдающихся миксологов. Возможно, здесь существует связь с запретом на курение в барах и пабах, но настоянные на сигарном табаке коктейли все в большей степени становятся тенденцией. Для приготовления настойки листья сигар разных марок замачивают в 75-градусном спирте, получая разные табачные биттеры «на вкус клиента». Перед употреблением биттеры отфильтровывают. А в «Бофорт баре» лондонского отеля «Савой» просто давят кусок сигары на дне шейкера, и взбитый  с ним коктейль продают примерно за 100 евро.

 

Рецепт

Ингредиенты

Две-три капли биттера Angostura

50 мл бурбона Woodford Reserve

Кусочек бурого сахара

5 мл табачного биттера домашнего приготовления*

Приготовление

Положить в бокал сахар, пропитанный биттером Angostura. Налить табачный биттер. Раздавить сахар мадлером. Положить лед и налить бурбон. Основательно перемешать. Можно сбрызнуть коктейль табачным биттером из спрея и одновременно поджечь при помощи зажигалки.

 

* Положить размятую сигару в емкость с ректифицированным спиртом (крепостью 75% vol.). Настаивать несколько дней. Отфильтровать в небольшую бутылочку.

В баре Hawksmoor изготавливают разные табачные биттеры на основе разных сортов сигар.


Наполеон хаус

 

История ново-орлеанского «Наполеон Хауса» заслуживает того, чтобы о ней рассказать. Как известно, в 1803 году французский император продал Луизиану Соединенным Штатам, но остался дорог сердцам ее жителей. Поэтому в 1815 году после поражения в битве при Ватерлоо он даже обдумывал план побега в Америку. Слухи об этом дошли до Нового Орлеана. Но Наполеон предпочел сдаться англичанам, которые отправили его в ссылку на остров Святой Елены.

Николя Жиро (первый мэр Нового Орлеана с 1812 по 1815 год) был предан душой и телом императору. Он решил сам освободить Наполеона из ссылки и перевезти его в свой город, откуда, как он думал, тот мог бы вновь завоевывать и преобразовывать мир.

С помощью своего верного помощника – Жана Лафита (знаменитого французского пирата, который успешно защитил Новый Орлеан от англичан), он зафрахтовал нагруженный оружием и солдатами корабль. Кроме того, он подготовил собственную резиденцию для приема императора и назвал ее «Наполеон Хаус». К сожалению, за несколько недель до отплытия корабля в Новый Орлеан пришла ужасная весть: по прошествии 6 лет заточения на острове Святой Елены император скончался. Читать полностью

Тики-коктейль – пропуск в мир экзотики и расслабления

Выдающийся современный тики-коктейль «Бриллиантовый Суизл», созданный миксологами лондонского бара Artesian.

 

Когда американцы открыли для себя удовольствия путешествий, туризма и войны, они привезли из дальних стран радостные экзотические сувениры, помогавшие им отрешиться от банальности существования. Среди этих сувениров – всевозможных раковин, рыболовных сетей, амулетов и разных статуэток – были знаменитые «тики». Тики появились на свет на Полинезийских или Гавайских островах и представляют собой каменные или деревянные существа-божества загадочного вида. Легенда гласит, что Тики создал человека. Он обладает сверхъестественными способностями. У него треугольное лицо на коротеньких ножках. Рот несоразмерно растянут и вызывает ужас, чтобы напугать противника. Первые тики-бары, вдохновленные образом статуэтки тики, были открыты Доном Бичкомбером в 1934 году, за которым последовал его альтер эго – Трейдер Вик.

Тики-бар сделался настоящим социальным феноменом, и даже бар серьезнейшего лондонского «Савоя» в 1950-х годах на какое-то время превратился в тики-бар. Читать полностью

Райские коктейли из «Пиратской бухты»

Дэйн Барка – бармен с докторской степенью по истории медицины XIX столетия.

«Если ты не можешь попасть в рай, то я доставлю его к тебе»

Дон Бичкомбер

 

Толи дело было в чудесных напитках, которые Дэйн Барка непринужденно подавал в тот вечер, толи – в ошеломляющем контрасте между залитой солнцем улицей и почти совсем темным баром, приютившим меня после долгих хождений по бесконечным кварталам Сан-Франциско. Как знать? Но мне «Smuggler’s Cove» пришелся по вкусу, и я провел там один из лучших вечеров за всю поездку по Америке. Читать полностью

На дороге с Джеком Керуаком

Сэм Райли в роли начинающего писателя Сэла Пэрадайза в фильме On the Road, снятого по одноименному автобиографическому роману Джека Керуака.

 

Конечно же, миксология – это знание пропорций, владение техникой и поиск новых сочетаний. Но это тоже вдохновение и барная культура, которая опирается на историю, литературу, искусство…

Выход фильма Вальтера Саллеса «На дороге» (On the Road), представленного в этом году на Каннском фестивале, – повод вспомнить о писателе Джеке Керуаке, роман которого лег в основу сценария картины. Вместе с Хемингуэем и Чарльзом Буковски, Керуак принадлежит к тройке великих писателей, оставивших наиболее заметный след в барной культуре. Не зная этого выдающегося автора, нельзя понять американское общество и то отражение, которое оно находит в барах.

 

Джек Керуак – бродяга и гуру бит-поколения

Джек Керуак родился в 1922 году в семье выходцев из Франции. Оставив большой спорт, он решил испортить свою молодость, отвергнув все ценности общества потребления. Он посвятил свою жизнь бродяжничеству по Соединенным Штатам, по большей части без гроша в кармане. Его наиболее знаковый автобиографический роман «На дороге» был написан на одном дыхании за три недели, «как дуют в саксофон», в новом литературном стиле: раскованном, задыхающемся и прекрасном, который поставил Керуака во главе Бит-поколения*.

 

В  романе Джек Керуак описывает свое восхищение простором природы, полную свободу человека, перешагнувшего через все барьеры общества, чтобы одновременно и самореализоваться, и забыть об абсурдности своего существования благодаря красотам природы и отношениями между людьми.

В течение всей своей короткой жизни (он умер в возрасте 47 лет от последствий злоупотребления алкоголем) Керуак бороздил по дорогам и барам от Денвера до Сан-Франциско, от Нового Орлеана до Нью-Йорка, везде оставляя следы своего пребывания. Читать полностью

Сайд Кар в Манхэттене (а не наоборот)

 

Выпить знаменитый коктейль Side Car в одноименном нью-йоркском заведении кажется логичным делом. Я опасался разочарования. И напрасно: я сохранил прекрасные воспоминания о баре Side Car при прославленном ресторане P.J. Clarke’s. Я выпил один из лучших Сайд Каров в моей жизни, цитрусовые ноты которого превосходно сочетались с устрицами – еще одним здешним специалитетом.

Нью-йоркский P.J. Clarke’s был основан в 1864 году. Он входит в десятку самых старинных салунов Америки. Он расположен на перечении 3-ей авеню и 55th Street. Кажется, мало что изменилось в его внешнем облике за последние 150 лет. Джук-бокс продолжает играть старые хиты, а во время обеда за шумным разговором здесь распивают замечательные напитки и поедают устриц, а потом снова разбредаются по офисам Манхэттена.

Более спокойная обстановка – на втором этаже в баре и дайнинг-руме Side Car, где можно продегустировать исключительные блюда и восхитительные коктейли. Подаваемый здесь одноименный коктейль был слегка переработан и осовременен барменом Люком Лином (Luke Lin).

 

Сайд Кар (версия бара Side Car, P.J. Clarke’s, Нью Йорк)

Ингредиенты

Ломтик лимона

Ломтик апельсина

7.5 мл ликера Cointreau

75 мл коньяка VSOP

Дэш апельсинового биттера

Приготовление

Ломтики лимона и апельсина раздавить мадлером на дней шейкера. Добавить лед и другие ингредиенты. Взбить и отфильтровать в охлажденный коктейльный бокал, на котором предварительно сделана кромка из сахара. Украсить ломтиком апельсина. Читать полностью

Париж, не покидай меня!

Чем больше я узнаю мир, чем больше мест я посетил и чем лучше я понимаю жизнь, тем сильнее я люблю Париж. Я жил в Париже, потом уехал. Но Париж никогда не покинул меня. Он всегда живет во мне. Когда я туда возвращаюсь, я заново ощущаю счастье его улиц. Его умиротворенность и его пыл, его чинность и его безумие. Когда я возвращаюсь в Париж, меня охватывает странное чувство, как будто я вернулся из бесконечного далека. Будто моя настоящая жизнь начинается именно здесь, именно в этот момент, на улице Шарон или на улице Ла Рокет. И тогда, как бывший пленник, освобожденный от самого себя, я ценю каждый проведенный здесь час, каждую минуту. А когда это чувство постепенно проходит, значит пора уезжать. Ибо это предвестник того, что еще немного и, о ужас, – я превращусь в парижанина.

Правый берег, Левый берег, Бастилия, Монпарнас, Сен-Жермен-де-Пре – эти кварталы города столь различны, что для истинного парижанина представляют почти отдельные государства. Я не удивлюсь, если однажды (учитывая все возрастающее число полицейских в столице) у меня потребуют паспорт для перехода из одного квартала в другой. В каждом округе свой образ мыслей, своя манера одеваться, там любят и расстаются по-своему и, разумеется, по-разному пьют. Для меня город состоит из параллельных миров, которые вроде бы никогда не должны пересечься и, тем не менее, образуют блестяще удавшийся коктейль, имя которому – Париж.

Здесь есть  бары на любой вкус: исторические, романтичные, интеллектуальные, упоительно старомодные, решительно авангардистские, роскошные, эклектичные… Парижские бары отражают все богатство и разнообразие французской столицы. У каждого парижанина есть свой любимый бар, где, прижав к уху мобильный телефон, он громко обсуждает свои деловые, а чаще – сентиментальные проблемы.

Стейки, коктейли и свобода

За что мы любим Лондон? За провинциальный облик тихих улочек Челси или, напротив, за пышные королевские свадьбы? За блошиный рынок Портобелло или за люксовые бутики квартала Мэйфер. На самом деле, за все вместе, поскольку Лондон – это уникальная в своем роде смесь роскоши и уюта. Читать полностью